•  

    Растительная пища древней Греции

    Выясним в этой теме, какой была растительная пища древней Греции. Вслед за Гомером о составе пищи, в том числе – из трав и растений, задумался поэт Гесиод (VIII–VII вв. до н. э.). Потому, что, наряду с поэзией, Гесиод знал толк во врачевании. А особенно – в травах. Подтверждение тому – наставительная его поэма «Тгруды и дни».

    Гесиод предпочитал снедь из трав и растений прежде всего за простоту и незаменимую пользу здоровью.

    – Именно травы больше всего на свете способствуют здоровью,– неустанно поучал эллинский пиит.

    Заслуга наблюдательного Гесиода – в том как раз, что он первым указал образ «постного» питания. Получается, поддержал всех тех, кто стремился довольствоваться скромной пищей. Короче, наш стихотворец придерживался идеи ограничений в еде. А для этого он советовал употреблять исключительно съедобные растения. Почему?

    – Потому, что только такая пища способна поддержать долголетие,– наставлял Гесиод.

    Между прочим, в один распрекрасный денек критский жрец Эпименид взял и воспользовался нехитрыми советами Гесиода. С тех пор о сказочном его долголетии ходили легенды. О долгожительстве Эпиме-нида, к примеру, написал грек Феофраст (372–287 до н. э.) в книге «Исследование о растениях». А Феофраст – по секрету! – фактически первый ботаник древности, ученик и друг Аристотеля.

    Кстати, приводим образчик рассуждений Феофраста хотя бы о свекле: «. корень толстый и мясистый, на вкус сладок и приятен, оттого некоторые едят его сырым».

    В общем, голова у Феофраста варила что надо! Иначе как бы ему удалось обмозговать классификацию растений. При всем при том, что ветхозаветный эллинский трудоголик, тщательно изучив все накопленные в древности наблюдения о строении растений, заодно еще проанализировал их медицинское применение. Кроме того, Феофраст оставил немало сведений по географии растительного мира. Однако достижения Феофраста были бы невозможны, не найди однажды греки в «капусте» Гиппократа. Ну, да, славного древнегреческого реформатора античной медицины. А ведь все врачеватели Западной Европы долгие столетия опирались именно на сочинения Гиппократа.

    Сердцевину учения Гиппократа составляет знание трав и целебных растений. Плюс – растительных добавок к пище: всевозможных отваров, настоев, соков, припарок, примочек и порошков. Все вместе взятые, они и сделались палочкой-выручалочкой нашего Гиппократа. О чем он сообщил в трактатах «О пище», «О диете», «О диете при острых болезнях», «Об употреблении жидкостей» и т. д.

    Мало того – в усовершенствованном виде идеи Гиппократа дожили до наших дней. А главный его завет «работает» даже сегодня. Правда, как все гениальное, он совершенно невыполним: «Пища, питье, сон и любовь – пусть все будет умеренным!»

    Растительная пища древней Греции. В трактате «О древней медицине» Гиппократ, один к одному точно Минздрав – курильщиков, предупредил всех античных постников: «Голод пагубно воздействует на природу человека, обессиливая, ослабляя и убивая ее. Большой вред от переедания, но не меньший и от недоедания: оно разнообразнее и требует большего внимания. Поэтому следует искать меру. А для этой меры ты не найдешь точного веса или числа, ничего, кроме ощущения. Поэтому суть в том, чтобы изучить эту меру как можно точнее, ошибаясь совсем немного в ту или иную сторону!»

    Именем Гиппократа, племянника афинского стратега Перикла, французы, между прочим, называют домашние вина и наливки, настоянные на травах. По-французски «иппокрас» («hypocras»). Во всяком случае, сито для фильтрации домашнего вина и по сей день официально именуется во Франции «рукавом Гиппократа». А возникли, собственно, все эти пряные наливки из красного или белого вина еще в средние века.

    Вы спросите, как же их приготовить? Для этого подолгу выдерживают в вине – мускатный орех, ягоды, можжевельник, ваниль, лимоны и все цитрусовые, гвоздику, фиалки, корицу и даже серую амбру и т. д. Затем, подсластив, смесь пропускают через фильтр.

    Еще на эту тему:




  •